- ФУТБОЛ "БЕЗ ГРАНИЦ" -

Привет!
Это про выезд 97 года в Германию на матч Спартака.
Карлсруэ.

В собаках, дизелях, товарняках
Фанат скитался.
И где бы ни был, как
Скотина нажирался.
В кармане ни гроша, фанатская душа...

Так чем же для нас является такой аспект человеческой жизнедеятельности, как футбольный выезд? Что движет нами в этом стремлении отправится за сотни и тысячи километров вслед за любимой командой? Некоторых интересует спортивная сторона происходящего. Иных прельщают подчас грандиозные географические передвижения и возможность воочию вкусить виды природных ландшафтов и архитектурных достопримечательностей. Кого-то гипнотически манит чувство толпы, скомплектованной из абсолютно разных людей, которым на определенный промежуток времени предстоит, словно клонированным особям, стать удивительно похожими друг на друга в едином порыве. Данный перечень субъективных причин каждый фанат наверняка может продолжить исходя из своей индивидуальности, но с уверенностью можно сказать, что именно выезд позволяет большинству из нас сбросить оковы социальных условностей, абстрагироваться от порой суровой реальности, взорвать обыденность! Ведь уезжая на день, на два, на неделю, мы буквально погружаемся в определенную ауру, при этом вся жизнь фактически замирает и касается нас лишь по возвращении, а до этого момента все, что осталось в Москве, практически не может нас затронуть. И если неведомая сила, глубоко засевшая у нас в подсознании, вновь зовет нас в дорогу, то ни проблемы, связанные с карьерой или учебой, ни рациональные аргументы родителей, ни нежные уговоры и истеричные угрозы подруг и жен порой оказываются не в состоянии остановить нас.

Ух, что-то я совсем увлекся. Довольно лирики и пафоса, ближе к делу, как говорится. В конце концов каждый осмысливает эти процессы индивидуально.

Итак, в Германию! Судьба распорядилась таким образом, что, несмотря на совместный старт, Корейко и мне пришлось слегка подотстать от фан-пелетона и путешествовать отдельно. Так что мое повествование коснется лишь нас двоих. Вот как все это было.

С Белорусского вокзала нас отправилось 15 человек, что позволило Корейко и мне спокойно вписаться в "гробы", а после проверки проездных документов вылезти и заниматься своими делами. Что это были за дела, догадаться не трудно. Практически все фанаты принялись усиленно чревоугодничать, в очередной раз обличая тем самым свой моральный облик. Я, слегка поддержав застолье, забрался на третью полку и предался сну. Так что происходящее до определенного момента физически меня не касалось. А происходящее заключалось в следующем: после трехчасового обжирания, как и "полагается" в таких ситуациях, возникают определенные разрушения и прочие беспорядки. Тогдашнее потребление алкоголя, к сожалению, исключением не явилось. Бессмысленное действие в виде разбития стекла в тамбуре повлекло за собой физическое травмирование Корейко своей ручищи в том месте, где люди с суицидальными наклонностями острыми предметами в период депрессии прерывают естественный ход своей крови и выпускают ее наружу. Именно в этот момент меня разбудил П-М и поведал об инциденте. Моему взору предстала довольно-таки колоритная картина. Ничего не понимающий Корейко сидел на боковой полке; из его ручищи буквально хлестал фонтан крови; вокруг него суетились несколько спартачей (также в слюни), пытаясь оказать ему первую мед.помощь. Стало страшно, вены действительно были задеты! Через 20 минут поезд должен был остановиться в Вязьме. Провода по своей связи сообщили на станцию, и в этом городе уже ждала тачила скорой помощи. Взяв Корейкин рюкзак, я выписался вместе с ним. Нас отвезли в местный госпиталь, где, несмотря на ночное время, дежуривший врач оказался верен клятве Гиппократа и с помощью своих ассистентов залатал руку пьяному поросенку. Было 4 часа утра.

Корейко начал отходить от алкогольной передозировки, и мы вернулись на вокзал. Минут через 40 отходила собака до Смоленска. Ей-то мы и воспользовались. Суетливая ночь сказывалась, и мы, развалившись на седлах, забылись в глубоком сне - 4 часа дороги пролетели стремительно. Затем также на собаке ломанулись до Орши, дальше до Минска. К этому моменту уже нащелкало 5 часов вечера. Почесав свои чучела, мы осознали, что дальнейшая кинология приведет к ночлегу в какой-нибудь конкретной перди и следует отказаться от услуг электропоездов дабы успеть в Брест до ночи. Пробив в кассе общак, предъявив при этом карточки международных студентов, мы слегка прифигели от расценок, предложенных белорусским министерством путей сообщения. Шесть часов езды, пусть даже и в общем вагоне, стоили нам всего 4 000 наших рублей (примерно 0,66 $) Так что в 23.30 мы спокойно прибыли в Брест. В международных кассах нас поджидало некоторое разочарование: первая собака в Тересполь (Польша) стартовала лишь через 4 часа. Произведя логические умозаключения, мы решили довериться такому замечательному изобретению человечества, как автостоп. Для этого надо было ломануться на автопереезд. Воспользовавшись троллейбусом и собственными рычагами, Корейко и я добрались до нужной точки минут за сорок. Здесь, к нашему изумлению, мы не обнаружили привычной фанатам длинной очереди тачил. Транспортные средства разного калибра подкатывали раз в 5 минут к КПП и без особой задержки, после соответствующих формальностей, отправлялись по нейтральной полосе в сторону Польши. Предстояло подобрать грамотную тачилу с российскими или белорусскими номерами для проведения переговоров о потенциальном пересечении рубежа. С этими мыслями мы и подошли к решетчатому забору, ворота которого периодически открывались для пропуска автомобилей. Один белорусский пограничник, распознав в нас мясных, ухмыльнулся и справился, где в этот раз играет "Спартак?" Затем он принялся рассказывать нам, как по осени мы начинаем ему надоедать, шастая в Польшу и обратно. В концовке своей глумливой речи он заявил, что сейчас лично посадит нас в машину, дабы мы не шлялись ночью по его участку. Подобный расклад совершенно не обламывал. И тут учинилось примечательное событие. Шипя, к границе подкатил фирменный автобус. Но это был далеко не простой автобус. Как вы думаете, что мы с Корейко прочитали у него на борту? Ни за что не догадаетесь - "Футбольный клуб "Торпедо-ЗИЛ"! Вот это да! -- подумалось нам. Многозначительно посмотрев на пограничника, мы дали ему понять, что нам бы именно туда желательно и попасть.

В автобусе было лишь трое. Диалог белоруса с одним из них был весьма любопытен.

Последняя фраза была сказана довольно-таки зло, но обреченно. Сердечно поблагодарив пограничника, мы не заставили себя долго ждать и взошли в автобус. Как я уже сообщил, ехало всего трое рыл: двое водил и какая-то шишка, чуть ли не президент клуба, по фамилии Сахаров. С использованием ненормативной лексики нам указали наши места и "попросили" ничего "не воровать". Мы засели и покорно замолкли. Покончив со всеми белорусскими, а затем и с польскими формальностями, торпедоны погнали свой автобус на запад. Корейко и я были уверены, что нас лишь перекинут через границу и высадят. Так что когда за окнами промелькнул указатель "Тересполь", а остановки не последовало, мы удивленно переглянулись и принялись ожидать дальнейшей участи. А автобус, тем временем медленно, но верно направлялся к Варшаве. Постепенно стало ясно, что отчислять нас не собираются. Радость, хоть и не имела бурного проявления, все же была достаточно велика. Торпедоны оказались офигительными чуваками, хоть и ни хрена не врубающимися в фанатизм. Слегка привыкнув к нам, они уже не бурели, а напротив, задавали различные вопросы, предлагали заточить и даже выжрать. От угощения мы вежливо с благодарностью отказались, а словесную тусовку поддержали. Короче, контакт состоялся! Разговор, к удивлению, занимал не только нас, но и наших собеседников. Их интересовали причины подобных безумных выездов и пути их реализации. Они искренне удивились, узнав о том, что побудительной причиной являются исключительно наши личные желания, а источником финансирования - наши личные бюджеты. "На фига вам все это нужно?" - вопрошали они. Нас же в основном интересовала информация касательно жизни российской футбольной элиты и футбольного хозяйства в целом. Темами разговора, например, были: "С кем бухает Р." или "Где проводит отпуск К.". Короче, нельзя и передать , насколько этот автобус пришелся кстати во всех отношениях - выезд на футбол все-таки. Как я уже сообщил, двигались мы медленно, да еще с остановками, так что на пересечение Польши ушло около 20-и часов. И в воскресенье вечером мы подкатили к Германии в районе Франкфурта-на-Одере. Но тут выяснилось, что у торпедонов не все в порядке с документами на автобус (во всяком случае, по мнению бундесов). А нам пришлось обломаться с вояжем в Берлин. Так что настало время прощаться и выписываться из комфортабельного транспортного агрегата.

Получив штампы о въезде в наши паспорта, мы бодрым шагом направились в Германию по мосту через реку. Дойдя до таблички "Дойчланд", Корейко и я принялись выражать бурную радость и фоткаться, повиснув на пограничном столбике. Всё в общем понятно и так Но празднование вторжения в Германию прервал военный джип, подкативший сбоку. Из него выписались бундеса и начали неприятно светить фонариками нам в чучела. Убедившись в наличии въездных виз, они отстали. Сойдя с моста, мы ступили на берлинский автобан и принялись размахивать ручищами с вытянутыми вверх большими пальцами, давая понять водилам о нашей потребности в их транспортной услуге. Ситуация конкретно вперала нас обоих: Европа, выезд, свобода - блин! Короче - офигительно. Имея превосходное настроение, мы дошагали до первой заправочной станции (где по закону разрешено ловить тачилу) за час. Заняв хорошую позицию, принялись за дело, не без основания рассчитывая на скорый успех. Хрен там! Три часа Корейко и я по очереди сигнализировали водителям - и никакого результата. Да к тому же в Германии, как и у нас в России, дело уверенно двигалось к зиме, так что мы промерзли конкретно. Временно потерпев поражение от природы и обстоятельств, мы направились в примыкающий к заправке магазин, где постепенно начали оттаивать. Там нас начали опознавать русские и белорусские водилы грузовиков, традиционно охреневая от того, чем мы заняты. Бессовестно навязывая себя в попутчики, мы довольно-таки быстро получили согласие двух чуваков из Ростова-на-Дону, направлявших свои фуры в Баварию за йогуртами. Отклонение от курса было очевидным, но тем и примечателен автостоп, что заранее трудно предугадать, как именно доберешься до пункта назначения, да к тому же холод и усталость сделали свое дело и нам просто уже необходимо было сменить обстановку. Корейко отправили в одну тачилу, меня в другую. И все сразу стало на свои места. От долгожданной жары в кабине, словно на средиземноморском курорте, я разделся до футболки и совсем неплохо себя ощущал, благо водила взгрел меня йогуртами в неограниченном количестве. Наточившись вдоволь, мне захотелось поспать. Проснулся уже утром, когда до Мюнхена оставалось километров сто. Здесь маршрут ростовчан исчерпывался. Так что сердечно попрощавшись, Корейко и я вылезли из тачил на одной из бензоколонок.

Ну что же, теперь в Мюнхен. Уже через 15 минут мы на микроавтобусе неслись в нужном направлении, беседуя с водилой, у которого был ярко-рыжий хаер и такая же борода - точь-в-точь как у американского футболиста Лаласа. Менее чем через час мы подкатили к Мюнхену. Бундес сказал нам номер искомого в будущем автобана и траекторию движения. До локального места назначения нужно было ломиться по какой-то проселочной дороге, где тачилы не тормозились вовсе, да еще проезжавшие мимо менты требовали, в целях безопасности движения, сойти с асфальта. Из-за чего иногда приходилось идти по распаханному, грязному полю. Так мы передвигали рычагами часа два, при этом устав и измазавшись баварской грязью. Наконец искомая магистрали была обнаружена. Встав под указателем, под которым было написано "Карлсруэ", "Штутгарт" и обозначено много других пердей, к делу не относящихся. До места проведения предстоящего футбольного праздника оставалось километров четыреста. Очередной бундес, попутчиками которого мы явились, подбросил нас километров на семьдесят, опять же до автозаправки. Там, подзависнув с часик, мы вырубили чувака на "Мерседесе" и продвинулись на двести с хреном километров. Вообще Германия в этом смысле выглядит очень приподнятой страной. 50% тачил - это "Мерседесы" или БМВ (я считал), управляют которыми люди в дорогих костюмах и белых рубашках.

На этот раз судьба занесла нас на заправку, дистанцированнную от Штутгарта на 30 км. Уже давно стемнело и вновь стало холодать. С приближением ночи машин становилось все меньше и меньше. Тактика была в корне изменена. Вместо того что бы стоять на съезде на автобан и тупо вытягивать ручищи, мы зашли на бензоколонку и стали обращаться непосредственно к владельцам автотранспортных средств, сообщая им, что мы русские, едем на футбол в Карлсруэ и просим подбросить нас в данном направлении на любое расстояние. Расчет был на то, что, по нашему мнению, людям будет трудно отказать. Как мы заблуждались! За несколько часов было опрошено тачил семьдесят, и никто не согласился. Бундеса кидали различные отмазки от вполне ординарных и прогнозируемых до немыслимых. Все это было довольно забавно; я даже пытался угадать, что будет сказано в следующий раз. Самым популярным ответом было (после внимательного прослушивания наших речей) то, что он (она) совершенно не понимает по-английски. Причем сообщалось это именно на английском, лексически насыщенно и грамматически корректно, да еще и с произношением, которому можно было позавидовать. Второй по пулярности отмаз состоял в том, что, видите ли, ему (ей) не туда ехать. Но траектория не могла быть не той; ближайший разворот оказался лишь через 15 км, а до этого магистраль имела строгую направленность. Так же немцы ссылались на отсутствие места в тачиле - при роскошных пустых салонах, на то, что автомобиль им не принадлежит ( а какая хрен разница?), и многое-многое всякое разное. По честному поступили лишь двое. Один чувак, презрительно взглянув на нас, заявил, что он не берет таких людей никогда из-за боязни попасть в неприятную историю. И так же отказ без использования вранья был получен от весьма привлекательной чиксы в кожаных прикидах. Её ответ был прост: "Я не возьму вас просто потому, что не возьму". Нам с Корейко после этого оставалось лишь пронаблюдать, как она, грациозно изогнувшись, вливает с помощью длинного шланга высокооктановое топливо в свое блестящее авто и похотливо обсудить ее потенциальные шансы в немецком порнобизнесе. Так же замечу, что мы успели привлечь внимание полицейских, что вылилось в проверку документов. Кстати, им мы тоже предложили нас подвезти. Очевидно, следуя инструкции, они отказались. Замечу, что с визой путешествовать куда спокойней и комфортней, остроты ощущений правда меньше, но душевное равновесие почти стопроцентное. Между тем, время было уже совсем не детское. Следовало задуматься над дальнейшими действиями. На некоторое время нас захватили творческие искания. Первым выход из положения отыскал Корейко, правда весьма субъективный. Измерив меня и окружающий пейзаж крайне хитрым взглядом, он ухмыльнулся и запустил руку в свой рюкзак. В следующее мгновение сверхдовольный спартач сжимал батл огненной воды. "О нет, только не это!" - подумалось мне. Корейко же уже приступил к потреблению. Стало ясно, что до утра с автостопом покончено. Тем временем мне тоже надо было спасаться от холода. Единственным отапливаемым местом в округе, куда мы имели доступ, был сортир на бензоколонке. Я, оставив временно термоиндифферентного друга в одиночестве, обреченно поплелся в дабл, который был весьма опрятен во всех отношениях. После небольшого временного отрезка мне стало тепло, но трое суток без хоть какого нормального сна начали очень сильно сказываться. Уже не в силах бороться с усталостью, я, положив рюкзачишко под чучело, развалился прямо на полу, закрыл глаза и моментально впал в забытие. Дабы не опозорить Родину своим нынешним статусом евробомжа, розу, естественно, зашифровал. Вернемся же к моему спутнику. Безумный Корейко в это время не только сам активно чревоугодничал, но и потакал всем прихотям по-европейски обрадовавшихся халяве продавцов магазина, который находился непосредственно у колонки. Два бундеса с удовольствием начали лицемерно выжирать "за победу "Спартака" сначала привезенный Корейко батл, затем продали ему еще один, который также был выкушан в сопровождении бравурных тостов. Затем все трое принялись закусывать бутерами все из того же магазина, естественно, при спонсорской поддержке поймавшего кураж Корейко. Но все хорошее по разным причинам когда-нибудь кончается. Данный сейшн завершился, когда москвич окончательно пропил все имевшиеся у него весьма немногочисленные бабки. Действия спартача в эту ночь были довольно-таки бессмысленными, хотя стоит отметить одно сильно смягчающее обстоятельство. Банкет действительно удался! Ввалившись в пьяном угаре ко мне в сортир, Корейко при помощи стен с трудом проложил себе дорогу к спасительному очку, где принялся пускать ленты, которые, естественно, сопровождались соответствующим безумным саундтреком. Звуки были настолько мощны и резки, что прервали даже мой богатырский сон. Очистив организм от еще не переваренных империалистических пищевых продуктов, мой друг добрался до того места, где зависал я, и рухнул рядом. Изрядно посещавшие сортир бундесы были в тотальном шоке от открывавшейся их взору панорамы.

Поутру, пробудившись, мы продолжили хич-хайкинг, и, надо сказать, весьма успешно. Уже через полчаса после начала действий мы ехали, и ехали именно в Карлсруэ. Да как ехали! На скорости 180 км/ч неслись, весьма чинно восседая в "Мерседесе" Е-класса.

В десять утра, в день матча мы наконец-то прибыли в город, куда стремились последние 3 дня. Карлсруэ ничем особенным нас не поразил. Ни его размеры, ни архитектура, ни жизненный уклад не выходили за рамки европейских средних норм. Слегка пошлявшись по опрятным улочкам, мы направились к локальному спортсооружению. Состоялась визуальная оценка места предстоящего футбольного действия. На стенах стадиона, к нашей радости, уже красовались ромбы. Затем следовало более детально осмотреть сам город. Во время этой экскурсии нам повстречалось несколько наших старых, из которых я знал только Уткина, Беса и Губана (старшего). Кстати, пользуясь случаем, хочу выразить им безмерную благодарность за их помощь на еврокубковых выездах. После знакомства с достопримечательностями города старые взяли нас в гостиницу, где мы прополоскали тузы с дороги и слегка передохнули.

Часа за три до начала игры вся наша группа уже заседала в уютном пабе около стадиона и очень неплохо себя ощущала. Вскоре прибыли два автобуса из Франкфурта, которые привезли животов и много фанатов, среди которых были и те, с кем мы начинали этот вояж. Встреча была весьма душевной.
..............
После матча Корейко и я вписались в один из автобусов, отбывавших во Франкфурт. Прибыли мы туда довольно-таки поздно. Город этот поразил нас взмывающими до небес сверкающими строениями из бетона и стекла. Он скорее походил на американский урбанизированный центр, чем на немецкий населенный пункт.

На ночь мы вписались в гостиницу к одному из наших старых, который приобрел в Германии автомобиль и собирался обратный путь проделать именно на нем, взяв с собой Т. и Э. Но в связи с уголовным прошлым (после матча) одного из них, он передумал. Терять такую возможность было глупо, поэтому места товарищей заняли Корейко и я. За полтора суток на неплохой скорости Германия и Польша были пересечены. В Познани мы сделали остановку на ночлег. На границе с Белоруссией выяснилось, что транзитные тачилы вынуждены стоять в очереди более двух дней. Зависать подобный промежуток времени на приграничной территории было на фиг не нужно. Поэтому, попрощавшись с нашим попутчиком, мы зашагали в начало очереди. Технично преодолев границу автостопом, оказались в Белоруссии. До вокзала добрались с помощью троллейбуса. На вокзале, повыворачивав карманы, мы обнаружили, что наша совместная наличность составляет полдоллара в белорусских рублях. Поезда в Москву отправлялись примерно через каждые три часа, так что нам было чем заняться. Штурм первых двух поездов успехом не увенчался. Зато, когда стемнело, мыв проникли в один из вагонов. Несколько часов Корейко и я были вынуждены шифроваться в тамбурах, но после того как в Минске был погашен свет, мы наконец-то получили возможность релаксировать на третьих полках и сразу заснули. Но наше пребывание не укрылось от наметанного глаза проводницы, что вылилось в прерывание безмятежного юношеского сна и выписку в Смоленске. Что ж, большая часть пути от Бреста до Москвы была преодолена. До Вязьмы добрались на первой утренней собаке за 4 часа. Нужная электричка из этой перди ломилась лишь через 8 часов. Оставались проходящие поезда. В первый вписаться не удалось ни хрена. Следующего надо было ждать так же довольно-таки долго. Бродя в апатии по заснеженной платформе, мы обратили внимание на длинный товарняк с пустыми вагонами. Собственно говоря, почему бы и нет!? Пробив у рабочих в оранжевых прикидах куда и когда отправляется этот состав, мы узнали, что он едет в сторону Москвы уже скоро. Корейко и я отправились в конец товарняка, где был вагон с открытой дверью. Как раз в этот момент он тронулся, так что пришлось запрыгивать на ходу. Это была кульминация наших скитаний. Было очень необычно и прикольно; люди, избалованные еврокубковыми вояжами и автобусными турами, возвращаются из Бундеса по вписке и в товарняке. Офигев от грохота и холода, за 5 часов мы доехали до Кубинки, где пересели на собаку и через небольшой временной интервал осуществили-таки драгоценное прибытие в любимый и родной город!

Хочу подвести итог наших счастливых скитаний. На дорогу от своих квартир до Карлсруэ и обратно каждым из нас было истрачено по 0,66 USD, что, вроде бы, является еврокубковым рекордом на данный момент. То, что в Западную Европу вполне можно съездить долларов за 150 и в Восточную за 80, я знал и раньше, но что при желании или необходимости вполне можно обходиться без денег вовсе, я даже не догадывался.

До встречи в Европе.

Ныч
boris@atrus.ru
С уважением
Борис Островский
ICQ:58790102


| преведущий расказ |

так же по футбольнойтематике рекомендую htt://un.fanats.com - там много интересного про футбольных злодеев.